поиск 
 
 
 
 
 
 Белые страницы однополчан
 Ищу тебя
 Список погибших 1941-1945
 Солдатские медальоны 1941-45
 
 
 
 
 
 
 История Отечества
Русско-турецкая война
Русско-японская война
Первая мировая война
Гражданская война
Вторая мировая война
Необъявленные войны СССР
Война в Афганистане
Война в Чечне
Грузино-российский конфликт
Осетино-ингушский конфликт
 
 
 
 Великие битвы
 Аллея Славы
 Великие полководцы
 
 
 
 
 
 
 Знаменательные даты
 Фронтовые письма
 Истории очевидцев
 Военные потери в войнах XX в.
 Города-герои
 
 
 
 
 
 
 Военная геральдика
Флаги РСФСР, 1918-1922
Знаки СССР
Ордена СССР
Медали СССР
Юбилейные медали СССР
Флаги СССР
Знаки отличия РФ
Ордена РФ
Медали РФ
Флаги РФ
 Организации
 Законодательные документы
 Военные песни
 Энциклопедия военной техники
 Военная проза и поэзия
 Кинофильмы
 


 
 
Наши проекты
Мировые новости Сайты для компаний Служба рассылки Игровой сервер Открытки любимым Тесты
 
 



 



Russian Information Network
 
 

Быль о доте N 059

<<назад

Быль о доте N 059После тревоги я сразу же побежал на квартиру командира нашего взвода лейтенанта Пилькевича будить его (он жил с семьей в ближайшей деревне). Когда доложил Владимиру Антоновичу о цели столь раннего прибытия, услышал, как он сказал жене: `Ну, Нина, до свидания. Теперь, видать, по настоящему начинается:` Эти слова сразу заставили содрогнуться от их подлинного смысла.

Едва первые лучи солнца коснулись вершин сосен, я увидел в оптический прицел цепь немцев, приближавшихся к нашему доту, и взволнованно доложил командиру отделения: `Немцы!` Сержант Глазов бросился в рубку лейтенанта. Тот прибежал и коротко бросил: `Уничтожит!` Мы с курсантом Неумытовым прильнули к пулемету и несколькими длинными очередями смели вражескую цепь. Так повторялось несколько раз, пока гитлеровцы не стали более осторожными. После полудня им удалось подобраться к нашему гильзоотводному окну и бросить в него две гранаты, от взрыва которых мы с Неумытовым получили легкие ранения и контузии. Вечером лейтенант Пилькевич подвел итоги боя. Дот выстоял, противник на его участке не прорвался. Гарнизон сражался умело и слаженно. Подсчитали оставшиеся боеприпасы и сделали неутешительный вывод: их едва ли хватит еще на день. Хотя мы надеялись, что не позднее следующего дня придут к нам на помощь наши главные силы и подвезут все необходимое для боя. Но была еще одна проблема: если боеприпасов нам хотя и недостаточно, но накануне подвезли, то насчет пищи и воды не позаботились. Обещали привезти продукты со складов в Сопоцктно, но еще утром местечко было захвачено прорвавшимися на участке соседнего батальона немцами. А воды, ближе, чем в колодце Березовке в 600 метрах от нас, негде было достать: там теперь тоже немцы. Правда за 038 дотом протекает ручей, но командный дот тоже обложен врагами и теперь еще ведет бой. Решили ждать ночи. Курсант Афанасьев вызвался достать воды. Лейтенант разрешил. Собрав гирлянду из фляжек, в сумерках он направился к ручью, но долго не возвращался. Мы уже стали беспокоиться за него, когда наконец он появился в доте с полными фляжками, да вдобавок с сумками убитых немцев, в которых нашлось кое-что из съестного.

Утром 23 июня лейтенант Пилькевич направил связного в командный дот для выяснения обстановки. Он принес безрадостное сообщение. Дот был взорван. В казематах лежали изуродованные тела погибших его защитников. Стало ясно, что 038 не поддержит нас в лихую минуту. А немцы начинают уже новую атаку против нас с двух сторон. Заговорили две амбразуры нашего дота, но немцы по лощинке, простреливаемой накануне из 038, стали охватывать слева наш дот. И тут, к нашему удивлению, заговорил молчавший вчера соседний дот N 027. Его гарнизон был в воскресение в наряде в Сопоцкино, вступил там в бой и, вероятно, почти весь взвод погиб. Командир взвода лейтенант Чусь, вернувшись ночью в свой дот с несколькими оставшимися бойцами, видать, подготовил его к бою и теперь открыл шквальный огонь по врагу. Наводчик из 3 каземата Кузьминых сразу воспрянул духом и пришел 027 на помощь. Результаты слаженного огня не замедлили сказаться: лощинка была буквально усеяна трупами немцев. Но к вечеру 027 выдохся: видать кончились боеприпасы. Гитлеровцы проникли к замолкшему доту со стороны 038 и взорвали его. 059 вновь остался в одиночестве. Вечером к нам из дота лейтенанта Мачулина (кажется 054) прибыл связным сержант Портнов. От него мы узнали, что немцы уже заняли Гродно и отрезали оба уровских батальона от Немана. Большинство дотов взорвано или блокировано и связи с командованием батальона нет. Лейтенант Мачулин спрашивал Пилькевича, что он намерен делать в сложившейся обстановке. Владимир Антонович обвел нас, собравшихся вокруг него, взглядом и задорно спросил: `Что мы намерены делать товарищи? Как думаете?` `То же, что вчера и сегодня, - ответил за всех сержант Шапошников. - Бить захватчиков!`

`Так и передайте лейтенанту Мачулину: это наше общее мнение!` - заключил лейтенант.

`Мы тоже так думаем`, - сказал сержант Портнов, уходя.

А немцы между тем все более и более наглели. Заметив, что огонь из дота, в ввиду недостатка боеприпасов, становится все слабее, они все чаще пытались подобраться к амбразурам дота со взрывчаткой, но выставленные наружу наблюдатели срывали эти попытки. Но это днем. А ночью: Слышим вдруг шаги наверху, а потом голос из перископного отверстия: `Рус капут! Сдавайсь!` Сержант Глазов, в ответ на этот наглый крик, выпустил туда пулю из ручного пулемета. `Пока я жив, - добавил он, - ни один немец в дот не войдет!` И стал с пулеметом у входной двери рядом с раненым пограничником с соседней заставы, пришедшим к нам еще в первый день войны. К утру на `закуску` врагу, у нас оставалось всего по 5-7 снарядов на пушку, полупустые пулеметные ленты да обоймы в винтовках. О сне, пище и воде уже не говорили. Орудийный огонь противника то и дело сотрясал стены и перекрытия, но они пока не давали трещин, сделаны были добротно.

До полудня 24 июня мы еще как-то продержались. А потом, когда снаряды и патроны кончились, вражеским саперам удалось проникнуть на крышу дота и спустить в перископное отверстие пакет со взрывчаткой. Взрыв страшной силы потряс дот до основания. Рухнувшие перегородки казематов погребли под собою бойцов. Распахнувшейся, сорванной с петель стальной дверью был раздавлен лейтенант Пилькевич, воздушной волной убиты курсант Абрамов и мой помощник Неумытов. У входа с рассеченной пополам головой застыл сержант Глазов. В проходе-сквознике повсюду виднелись обезображенные тела бойцов. Из 22 защитников дота в живых нас осталось после взрыва пятеро, да и те изранены, контужены, оглушены: Воронин, Кузьминых, Афанасьев, Петров и я. Помогая друг другу, мы кое-как сползли через люк вниз, в подвальный этаж. Обессиленные от тяжелого, почти трехдневного боя, голодные, изнывающие от жажды и бессонницы и вдобавок ко всему израненные, многие в беспамятстве бредили, просили пить. Видать, эти голоса услышали вошедшие в полуразрушенный дот, чтобы проверить свою работу, гитлеровцы. Осветив нас через люк карманным фонариком, выпустили по нам несколько автоматных очередей. Трое были добиты, нам с Петровым пули прошили грудные клетки. 25 июня придя в сознание мы добрались до запасного выхода и выползли за маскировку дота. Рядом за ней начиналась рожь, чуть правее был лес. Я предложил Петрову ползти со мною к лесу, но он не согласился и пополз рожью. Сзади послышался винтовочный выстрел с крыши дота и сразу же ответный стон во ржи Петра Птерова. И все стихло. Мне удалось благополучно добраться до леса и скрыться в нем. Я поглядел сквозь ветви деревьев назад, на свой бывший дот, в котором остались лежать под обломками бетона два десятка моих боевых товарищей и на моих глазах невольно навернулись слезы: ребята сделали все, что могли:

Вытер слезы и пополз в глубь леса, еще не зная, что мне предстоят новые нелегкие испытания.

Шмелев Андрей Данилович,
курсант 9-го артпульбата

  • Быль о доте N 059
  • У Сопоцкина
  • В России сняли документальный фильм о хазарах
  • Бельгийцы увековечили мышат в сыре
  • В Пермском крае пройдет съезд любителей НЛО
  • Колос Иван Андреевич, деревня Картыничи
  • Абрасимов Петр Андреевич, Витебске


  •