поиск 
 
 
 
 
 
 Белые страницы однополчан
 Ищу тебя
 Список погибших 1941-1945
 Солдатские медальоны 1941-45
 
 
 
 
 
 
 История Отечества
Русско-турецкая война
Русско-японская война
Первая мировая война
Гражданская война
Вторая мировая война
Необъявленные войны СССР
Война в Афганистане
Война в Чечне
Грузино-российский конфликт
Осетино-ингушский конфликт
 
 
 
 Великие битвы
 Аллея Славы
 Великие полководцы
 
 
 
 
 
 
 Знаменательные даты
 Фронтовые письма
 Истории очевидцев
 Военные потери в войнах XX в.
 Города-герои
 
 
 
 
 
 
 Военная геральдика
Флаги РСФСР, 1918-1922
Знаки СССР
Ордена СССР
Медали СССР
Юбилейные медали СССР
Флаги СССР
Знаки отличия РФ
Ордена РФ
Медали РФ
Флаги РФ
 Организации
 Законодательные документы
 Военные песни
 Энциклопедия военной техники
 Военная проза и поэзия
 Кинофильмы
 


 
 
Наши проекты
Мировые новости Сайты для компаний Служба рассылки Игровой сервер Открытки любимым Тесты
 
 



 



Russian Information Network
 
 

У Сопоцкина

 1  2  3 


- Да в кого же вы стреляете сволочи? - со злостью выкрикнул я, показывая на дот, который продолжал извергать огонь.

- Неужели вы не видите что перед вами не `герман`, а русский боец? И там, за каналом тоже наши, советские. Ах вы мать вашу:- и выругался так, что мои конвоиры сразу остановились. Значит, думаю, подействовало! Слышу, один из них постарше, засомневался:

- А быть може, он и направде россиянин? Бо ни един герман не бендзе так лайеть по-российску.

- Покличем товарища командира, нех он сам разбирается.

Один из конвоиров юркнул в узкую дверь дота и вскоре вернулся с лейтенантом в новенькой форме с артиллерийскими эмблемами на петлицах. Он подозрительно оглядел меня, недоверчиво выслушал мою гневную, сбивчивую речь и с сомнением покачал головой:

- Брешет! Уведите диверсанта!
- Товарищ лейтенант! - взмолился я. - Какой же я диверсант? Мой первый батальон 184 Краснознаменного полка лежит под огнем вашего, вернее, нашего советского дота уже второй час, ожидая, пока вы поймете свою ошибку и прекратите убивать своих!

- А пославший вас сюда командир - член партии? - вдруг спросил он.

- Да. Парторг роты.

- Так. Плывите назад, - мы стрелять не будем - возьмите у него партбилет и принесите сюда. Тогда, может, поверю.

Делать нечего, поплыл к своим, разыскал Соловьянинова и доложил обстановку.

- Да что он с луны, что ли свалился? - вскипел тот. - Или устава не знает? Кто же передаст свой билет в чужие руки? Пусть голову не морочит, так и скажи ему. А за свои фокусы он еще ответит!

Пришлось мне в третий раз переплыть канал. Передал ответ помкомвзвода. Лейтенант помялся, но, по-видимому, доводы парторга он счел убедительными и сухо бросил:

Ладно, примем к сведению. Передайте, пусть переправляются справа, у моста и занимают недостроенные доты. Огонь вести не будем:

От радости я даже забыл потребовать назад свой штык, отобранный у меня после первого рейса. Переплыл канал в четвертый раз, забрал свою винтовку, ранец и доложил о выполнении задания помкомвзводу в присутствии заместителя комбата. Вскоре батальон, похоронив убитых и забрав раненых, переправился через канал, где занял свой участок обороны. А вместе с ним, уже в пятый раз и я, окончательно измотанный этими рейдами.

- Миша, друг! Поздравляю! - восторженно говорил мне после мой товарищ по взводу, тоже пулеметчик Толя Исупов. - За такой подвиг тебе положена, как минимум, медаль `За отвагу`.

- Бери выше, - возразил Соловьянинов. - Лейтенант сказал, что как только соединимся со своим полком, будет писать представление к ордену `Красной Звезды`. На обоих сразу - на тебя и на Сатарова.

После переправы через канал нам обороняться в дотах не пришлось. Их заняли другие подразделения дивизии и пограничники соседних застав. Отдохнув и просушившись, мы пошли по правому берегу канала к Неману на соединение с 213 полком. К вечеру, мы голодные, усталые, еле передвигали ноги. Особенно пулеметчики, которые, кроме личного оружия и снаряжения, тащили тяжелые пулеметы, коробки с патронами. Но я в эти трудные часы испытал настоящее солдатское счастье. После того, что я сделал для батальона, на меня товарищи смотрели с благодарностью. Видя, что я за день вымотался и еле тащил ноги, то один, то другой брали у меня пулемет или станок и тащили километр-другой, хотя им самим было трудно. Разве можно это забыть? Наверное, это дороже любой награды.

Когда стало вечереть, мы сделали привал в лощине, засеянной рожью. Вдруг впереди, на гребне высоты, появились немецкие танки и бронетранспортеры с пехотой. Послышалась команда: `К бою!` Стали окапываться. Немцы расставили танки по обе стороны лощины. А ихняя пехота пошла под прикрытием их огня в атаку на нас. Мы подпустили врагов метров на сто и открыли огонь в упор. Немцы не выдержали и залегли, а когда стемнело, отползли назад к своим танкам и бронетранспортерам. Помню как стойко держались в этом бою бойцы первой роты Богданович Иван, Колпащиков Юрий, Гришин Анатолий, Худолеев Николай, Дзюба Иван, Исупов Анатолий, Троянец Костя и другие. Немало товарищей мы потеряли тогда, в первый день войны. Но и немцы получили сполна. Продолжать бой ночью они не решились, отошли. К утру на гребне, где они стояли мы отрыли глубокие окопы. Но утром мы снова продолжали отступать к Неману в направлении д. Лойки, где предполагали найти свой полк. Однако это нам не удалось тогда. Мы соединились с 213 полком, занявшим оборону вдоль канала. А на другой день отступали к Неману вместе с ним, составляя аръергард. Утром 24 июня мы вышли к Неману, где уже началась переправа. Большинство бойцов из 213 стрелкового полка уже переправилось по понтонному мосту, но вдруг появились немецкие танки, которые открыли по переправе огонь. А потом и самолеты. Нам пришлось переправляться под перекрестным огнем на подручных средствах. Вода в Немане у берега покраснела от крови. Понтон, за который я ухватился, стало прибивать к берегу, где были немцы. Я прыгнул в воду и едва не утонул. Спасли меня проплывавшие мимо в лодке пограничники. У деревни Гожа, у кладбища, мы наконец пристали к берегу, но попали под огонь вражеской артиллерии. Во время переправы я потерял своих однополчан и отступал дальше, к Лиде, с пограничниками.

 1  2  3 
  • У Сопоцкина


  •