поиск 
 
 
 
 
 
 Белые страницы однополчан
 Ищу тебя
 Список погибших 1941-1945
 Солдатские медальоны 1941-45
 
 
 
 
 
 
 История Отечества
Русско-турецкая война
Русско-японская война
Первая мировая война
Гражданская война
Вторая мировая война
Необъявленные войны СССР
Война в Афганистане
Война в Чечне
Грузино-российский конфликт
Осетино-ингушский конфликт
 
 
 
 Великие битвы
 Аллея Славы
 Великие полководцы
 
 
 
 
 
 
 Знаменательные даты
 Фронтовые письма
 Истории очевидцев
 Военные потери в войнах XX в.
 Города-герои
 
 
 
 
 
 
 Военная геральдика
Флаги РСФСР, 1918-1922
Знаки СССР
Ордена СССР
Медали СССР
Юбилейные медали СССР
Флаги СССР
Знаки отличия РФ
Ордена РФ
Медали РФ
Флаги РФ
 Организации
 Законодательные документы
 Военные песни
 Энциклопедия военной техники
 Военная проза и поэзия
 Кинофильмы
 


 
 
Наши проекты
Мировые новости Сайты для компаний Служба рассылки Игровой сервер Открытки любимым Тесты
 
 



 



Russian Information Network
 
 
События

<<назад

НазваниеПокушение на Адольфа Гитлера 20 июля 1944 года
МестоРастенбург в Восточной Пруссии
Дата20.07.1944

  • Информация
  • В воскресенье в Германии отмечается 64-я годовщина покушения на Гитлера. Но день 20 июля - не просто памятная дата, в немецкой истории он имеет особое значение, а дискуссии о том событии не затихают и по сей день.

    20 июля 1944 года в 12 часов 42 минуты состоялось самое громкое покушение на Адольфа Гитлера. Исполнителем покушения стал аристократ, граф Клаус Шенк фон Штауффенберг. Родился в 1907 г. в одной из старейших аристократических семей южной Германии, тесно связанной с королевским домом Баден-Вюртемберга. Отец графа занимал высокий пост при дворе последнего короля Баден-Вюртемберга. Клаус был третьим сыном в семье. Его старшие братья, Бертольд и Александр, позднее также приняли участие в заговоре.

    Клаус Шенк фон Штауффенберг воспитывался в духе католицизма, немецкого патриотизма и монархического консерватизма. Он получил отличное образование, имел склонность к литературе, но, в конце концов, выбрал военную карьеру. На военную службу поступил в 1926 г. С энтузиазмом воспринял приход Гитлера к власти в 1933 г., поверив в то, что нацистский режим обеспечит возрождение Германии. Позднее, однако, его отношение к национал-социалистическим идеям изменилось. Причиной этому стали зверства в отношении евреев и преследование религиозных служителей в Германии.

    В начале Второй мировой войны Штауффенберг был офицером Баварского кавалерийского полка, участвовал в оккупации Судетской области, в польской и французской кампаниях, был на германо-советском фронте, в 1943 г. - в Северной Африке. Получив тяжелейшее ранение в Тунисе, Штауффенберг чудом выжил, потеряв левый глаз, правую руку и два пальца на левой руке, но вернулся в строй.
    В четверг 20 июля ему было суждено вписать свое имя в историю.

    В 12 часов 30 минут 1944 г. в ставке Гитлера в Растенбурге в Восточной Пруссии началось совещание. День был жаркий, и собрались не в бетонированном подземном бункере, как обычно, а в легком бараке, окна которого были открыты настежь. На совещание прибыл Штауфенберг. По пути к месту собрания Штауффенберг сказал, что хочет сначала немного освежиться и переменить сорочку. В прихожей его ожидал другой заговорщик обер-лейтенант Хефтен, у которого находилась вторая бомба.

    Адъютант начальника штаба ОКВ генерал-фельдмаршала Кейтеля фон Фрейенд указал им свою спальню, куда Хефтен вошел вместе со Штауффенбергом, так как должен был: помочь однорукому полковнику. Им необходимо было остаться наедине, чтобы щипцами вдавить взрыватель бомбы, спрятанной в портфеле. Через 15 минут должен был произойти мощный взрыв. Однако по роковой случайности заговорщикам помешали поместить обе бомбы в портфель Штауффенберга. Когда оба они находились в комнате Фрейенда. В спальню вошел обер-фельдфебель Фогель.

    Позже Фогель рассказывал, что видел, как Штауффенберг и Хефтен что-то прятали в портфель, а на койке лежала куча бумаги. Очевидно, он помешал им уложить в портфель Штауффенберга обе бомбы. Вероятно, Штауффенберг намеревался взорвать обе эти бомбы. Однако, как бы то ни было, фактом остается то, что Хефтен засунул сверток со второй бомбой в свой портфель, а затем, покинув Штауффенберга, быстро вышел, чтобы позаботиться об автомашине.

    Штауффенберг несколько позднее 12 часов 30 минут вошел в картографический барак. Перед тем как войти, он громко, так, чтобы его услышали, крикнул фельдфебелю-телефонисту, что ожидает срочного звонка из Берлина.

    Помещение для оперативных совещаний находилось в конце барака и имело площадь примерно 5 х 10 м. Его почти полностью занимал огромный стол с картами, вокруг которого после прихода Штауффенберга собралось 25 человек. Напротив двери имелось три окна -- из-за жары они были открыты настежь. Гитлер стоял у середины стола, лицом к окнам и спиной к двери. Стол представлял собой тяжелую дубовую плиту, положенную на две массивные деревянные подставки. Штауффенберг поставил портфель с бомбой у той подставки, которая находилась в близи от Гитлера. Вскоре он сказав, что ему необходимо, переговорить по телефону, вышел из помещения и направился прямо к ожидавшему его с автомашиной Вернеру фон Хефтену.

    Тем временем генерал Хойзингер зачитывал доклад о положении на Восточном фронте. Полковник Брандт, заместитель Хойзингера, желая подойти поближе к карте, задел ногой помешавший ему портфель Штауффенберга и переставил его по другую сторону подставки стола, подальше от Гитлера. В 12 часов 42 минуты -- Хойзингер как раз произносил заключительные слова -- бомба взорвалась. Штауффенберг, Хефтен и Фельгибель увидели пламя взрыва и были твердо убеждены в том, что Гитлер убит. Взрыв был такой силы, словно разорвался 150-миллиметровый снаряд, заявил позже Штауффенберг в Берлине.

    Взрыв в помещении для совещаний произвел большое разрушение: стол разлетелся на куски, потолок частично рухнул, оконные стекла были выбиты, рамы вырваны. Одного из присутствовавших взрывной волной выбросило в окно. Гитлер получил ожоги правой ноги, у него обгорели волосы, лопнули барабанные перепонки, правая рука была частично парализована, нов целом травмы оказались легкими.

    Из числа участников совещания один -- стенографист Бергер -- был убит на месте; трое: полковник Брандт, генерал Кортен, генерал-лейтенант Шмундт, вскоре скончались от полученных травм. Генерал Боденшац и полковник Боргман получили тяжелые ранения. Все остальные отделались легкими ранениями или же не пострадали. Очевидно в результате того, что полковник Брандт переставил портфель с бомбой к правой стороне подставки стола, направление взрыва в значительной мере изменилось.

    Только так можно объяснить, почему Гитлер, который к тому же в момент взрыва столь сильно наклонился, над столом, что почти лежал на нем (он был близорук), остался в живых

    Штауффенберг и Хефтен, уверенные в успехе своего предприятия, вскочили в машину. Чуть позже 13 часов Штауффенберг достиг аэродрома. По дороге Хефтен демонтировал запасную бомбу и выбросил ее. В 13 часов 15 минут самолет поднялся в воздух, и взял обратный курс на Берлин, где должен был приземлиться около 16 часов.

    В берлине заговорщики явились к командующему армией резерва Фромму, потребовав, чтобы он отдал; условный сигнал `Валькирия`, по которому должен был начаться путч Однако Фромм, обещавший поддержку заговорщикам, заколебался. Он связался по телефону со ставкой Гитлера и узнал, что Гитлер жив. Тогда заговорщики наложили на Фромма домашний арест и сами дали сигнал `Валькирия`. Только в Париже генерал Штюльпнагель арестовал эсэсовцев, все остальные командующие, даже посвященные в заговор, не предприняли решительных мер.

    В Берлине участники заговора, узнав о том, что Гитлер уцелел, попытались скрыться. Командир охранного батальона Ремер, который должен был занять имперскую канцелярию, вместо этого окружил военное министерство и арестовал всех попавших под руку заговорщиков. Фромм, освобожденный из-под ареста, поторопился замести следы: по его приказу Штауфенберг и несколько других участников заговора вечером 20 июля были расстреляны во дворе военного министерства. Беку вручили револьвер, предложив покончить самоубийством, однако он только ранил себя , тогда один фельдфебель "из сострадания" пристрелил потерявшего сознание генерала. Впрочем, самому Фромму спастись не удалось: через несколько недель он был казнен по приказу Гитлера.

    По Германии прокатилась волна арестов. Роммелю, находившемуся на излечении, Гитлер предложил выбор: либо суд, либо самоубийство. Роммель предпочел последнее. В общей сложности после 20 июля в Германии было казнено 4980 человек, не менее 10 тысяч заключено в концлагерь. Заговор практически обезглавил верхушку вермахта, лишив немецкую армию многих опытных полководцев в самый неподходящий момент.

    Отношение к событиям 20 июля 1944 года, как и к людям в них участвовавшим, не всегда было однозначным даже в самой Германии. Однако кем бы небыли те люди, решившиеся так радикально выступить против жестокого диктатора. Поборникам демократии отдавшими свои жизни в попытке разрушить преступный режим национал социализма, или кучка военных преступников пытавшихся обелить себя перед лицом неминуемого поражения. Безусловно в рядах заговорщиков были и те и другие неизменно то послание, которое несут в себе события 20 июля 1944 года.

    Этот урок, актуальный и в наши дни, можно выразить словами одного из заговорщиков избежавшего казни барона фон Бёзелагера: "Если я вижу, что что-то делается неправильно, совсем неправильно, против моей совести - а это главное, - то я должен быть готов оказать сопротивление. И если дело серьезное, то недопустим прусский принцип "приказ есть приказ". Совесть важнее послушания".

    В современной Германии 20 июля объявлено днем траура, который ежегодно сопровождается проведением торжественных мероприятий. На месте казни графа фон Штауффенберга и его товарищей проводится торжественное принятие присяги военнослужащими. С 2004 г. за Клаусом фон Штауффенбергом был официально закреплен статус героя Сопротивления. Нынешних немецких школьников учат тому, что первый росток будущая свободная и демократическая Германия дала 20 июля 1944 г. Значит, жертвы восставших против диктатуры были ненапрасными.

    автор: Мальцев Виктор.

    [поиск]