поиск 
 
 
 
 
 
 Белые страницы однополчан
 Ищу тебя
 Список погибших 1941-1945
 Солдатские медальоны 1941-45
 
 
 
 
 
 
 История Отечества
Русско-турецкая война
Русско-японская война
Первая мировая война
Гражданская война
Вторая мировая война
Необъявленные войны СССР
Война в Афганистане
Война в Чечне
Грузино-российский конфликт
Осетино-ингушский конфликт
 
 
 
 Великие битвы
 Аллея Славы
 Великие полководцы
 
 
 
 
 
 
 Знаменательные даты
 Фронтовые письма
 Истории очевидцев
 Военные потери в войнах XX в.
 Города-герои
 
 
 
 
 
 
 Военная геральдика
Флаги РСФСР, 1918-1922
Знаки СССР
Ордена СССР
Медали СССР
Юбилейные медали СССР
Флаги СССР
Знаки отличия РФ
Ордена РФ
Медали РФ
Флаги РФ
 Организации
 Законодательные документы
 Военные песни
 Энциклопедия военной техники
 Военная проза и поэзия
 Кинофильмы
 


 
 
Наши проекты
Мировые новости Сайты для компаний Служба рассылки Игровой сервер Открытки любимым Тесты
 
 



 



Russian Information Network
 
 

У Сопоцкина

 1  2  3 

У СопоцкинаВесной 1941 года полк был передислоцирован в район Гродно и разместился в палаточном лагере у Гожи.

Немцы ударили по дзота из минометов, но в атаку через ров не пошли. Мы открыли ответный огонь из пулеметов. Перестрелка продолжалась свыше часа. Средних командиров с нами не было: комбат ст. лейтенант Корнух находился в отпуске, а командир нашей роты лейтенант Палащенко, говорят, уехал к своей семье на выходной в Гродно. А замещавшие их взводные командиры не знали, что делать в подобной обстановке. К тому же запас патронов у нас был ограниченный: мы шли работать, а не воевать. Наконец, часов в 8 утра поступил приказ: на вторую линию обороны - к дотам за Августовским каналом. Но, когда мы покинули дзоты и оказались на голой высоте, немцы открыли по батальону с флангов минометный огонь. Мы бросились бегом к белевшим за каналом на фоне зелени нашим дотам, но из ближайшего к нам глухо заурчали пулеметы. Оказавшись под перекрестным огнем, мы залегли. Появились убитые и раненые.

- Да что они там ослепли, что ли? Не видят, что свои? - в сердцах сказал лейтенант, замещавший комбата, и приказал выслать вперед разведчиков.
Но пулеметчики в доте, видимо, не плохо знали свое дело. Первый разведчик не прошел и половины пути. Неудача постигла и двух других. Командиры стали совещаться, что делать. А вдруг в дотах не наши, а уже немцы? Но тут кому-то в пришла в голову стоящая мысль: послать бойца с красным флагом, и если в дотах наши, то должны прекратить огонь. Флаг сделали из окровавленной рубахи одного из раненых бойцов. Идти с флагом к каналу вызвался стройный юноша-казах из нового пополнения Сатаров. Весь батальон, затаив дыхание, следил за тем, как высоко подняв над головой кровавый флаг, Сатаров спускается с высотки к зарослям кустарника у канала. Но тут глухо простучала длинная очередь:

Больше рисковать людьми не стали. Парторгу роты сержанту Соловьянинову было приказано взять с собой трех бойцов, добраться до соседней пограничной заставы и попросить ее начальника связаться с командиром пулеметной роты, которая занимает доты у канала, чтобы тот отдал приказ прекратить стрельбу по своим. Соловьянинов взял с собой Александрова, Колпащикова и меня. Мы подошли к заставе с западной стороны, остановились у проволочного заграждения, стали наблюдать. К нашему удивлению, застава оказалась безлюдной, но совершенно целой. Мы осторожно вошли в помещение. На столе стоял стакан с ландышами, миски с недоеденной кашей, булка хлеба и кулек с сахаром. В кладовке обнаружили комбижир, концентраты, сухари - как раз то, чего нам в тот день не доставало. Рядом в складе нашлись снаряженные магазины к винтовкам СВТ, гранаты. Найдя здесь же два пустых мешка, мы доверху наполнили их найденным добром, и тут только услышали слева, в направлении первой заставы, в лесу приглушенные звуки яростного боя. Видать пограничники второй ушли туда, на помощь своим товарищам. Парторг бросился к телефонному аппарату на стене, но он бездействовал: связь была нарушена. Пришлось вернуться к батальону, который по-прежнему лежал на высотке под огнем из дотов. Пока Соловьянинов докладывал лейтенанту о виденном на заставе мне пришла в разгоряченную от волнения при виде умиравших под своими же пулями товарищей отчаянная мысль. Я решил, что настал мой час, ради которого стоило жить и, подойдя к парторгу, сказал, что была ни была, а попытаюсь дойти до канала и переплыть его под огнем.

Соловьянинов сначала с сомнением посмотрел на меня, но потом разрешил, сказав: `Иди, Миша! Но если в дотах окажутся немцы, лучше убей себя`. Я кивнул и, подхватив винтовку, по ложбинке с густой травой ужом пополз к каналу. Наверное, из дотов меня не заметили, и я, как был, с винтовкой и ранцем, плюхнулся с берега в воду и поплыл. Хотя, я таганрожец, выросший у моря, считал себя неплохим пловцом, однако, видно, сил своих не рассчитал. Одно дело плыть километр и даже два в чем мать родила, и совсем другое - в полной амуниции пусть даже всего каких-нибудь полсотни метров. Неожиданно меня сразу потянуло на дно. Пришлось вернуться назад. Притаился за кустом, стал соображать, как же поступить. Но одно решил твердо: раз сам вызвался - назад пути нет: канал нужно переплыть не ради своего гонора, а ради товарищей, оставшихся под огнем. Сбросил наземь ранец, снял штык со своей винтовки ? 396 (этот номер до смерти не забуду). Вдруг из дота очередь над головой: заметили! Сразу же бултых под воду, плыву у самого дна, думаю: в любой момент прошьют нетолстый слой воды. Стараюсь плыть зигзагами. На миг вынырнул, глотнул воздуха и снова виляю туда-сюда, пока не уткнулся головой в другой берег. Передохнул. Думаю: тут в мертвом пространстве меня не достанут. Выполз на берег, зажав в правой руке штык, приготовившись заколоться, если увижу у дотов немцев. Но не успел глазом моргнуть, как меня окружили солдаты в польских конфедератках. Хотел уже ударить себя штыком, да заметил на чужих головных уборах наши родные пятиконечные звездочки. И тем не менее их владельцы навалились на меня, вырвали штык и потащили за дот, что-то быстро говоря на малопонятном мне языке. Но два слова - `герман` и `расштелять` я все же понял. Тут до меня дошло: они не немцы, а недавно призванные из приписного состава местные жители, которые прежде служили в польской армии. В этой форме они и явились по призыву, новой еще не успели получить. Я и раньше не лез за словом в карман, а тут, когда уж приспичило, сразу нашелся.

 1  2  3 
  • У Сопоцкина


  •