поиск 
 
 
 
 
 
 Белые страницы однополчан
 Ищу тебя
 Список погибших 1941-1945
 Солдатские медальоны 1941-45
 
 
 
 
 
 
 История Отечества
Русско-турецкая война
Русско-японская война
Первая мировая война
Гражданская война
Вторая мировая война
Необъявленные войны СССР
Война в Афганистане
Война в Чечне
Грузино-российский конфликт
Осетино-ингушский конфликт
 
 
 
 Великие битвы
 Аллея Славы
 Великие полководцы
 
 
 
 
 
 
 Знаменательные даты
 Фронтовые письма
 Истории очевидцев
 Военные потери в войнах XX в.
 Города-герои
 
 
 
 
 
 
 Военная геральдика
Флаги РСФСР, 1918-1922
Знаки СССР
Ордена СССР
Медали СССР
Юбилейные медали СССР
Флаги СССР
Знаки отличия РФ
Ордена РФ
Медали РФ
Флаги РФ
 Организации
 Законодательные документы
 Военные песни
 Энциклопедия военной техники
 Военная проза и поэзия
 Кинофильмы
 


 
 
Наши проекты
Мировые новости Сайты для компаний Служба рассылки Игровой сервер Открытки любимым Тесты
 
 



 



Russian Information Network
 
 

Афганские встречи

 1  2  3 

`О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с места они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд.
Но нет Востока, и Запада нет, что - племя, родина, род,
Если сильный с сильным, лицом к лицу у края земли встает?`

Редьярд Киплинг `Баллада о Востоке и Западе`



Те, кто прошел войну, не один раз бывал в экстремальных ситуациях, заглядывал в лицо смерти, знают, что время в разные моменты жизни имеет обыкновение то ускорять, то замедлять свой неумолимый бег. Бывают минуты, когда кажется, что время вовсе останавливается. Дни на войне превращаются в месяцы, месяцы в годы. Сегодня годы, проведенные в Афганистане, кажутся отдельно прожитой жизнью: тысячи километров `на броне` по афганским дорогам, десятки часов на борту военно-транспортных самолетов и `вертушек`, сотни лиц, встреч, десятки боевых операций, бесконечное количество мирных бесед и жарких споров с афганцами - с министрами и простыми крестьянами, офицерами и рядовыми афганской армии. Память не в силах сохранить всех событий той жизни, забываются имена и даты, названия кишлаков, подробности встреч. И все же, человеческая память удивительная вещь - иногда она делится своим бесценным архивом, возвращая воспоминания о той, кажущейся сегодня такой далекой поре:

Одна из неожиданных встреч, которая могла иметь для меня самые трагические последствия, произошла в тот момент, когда срок моей афганской командировки перевалил далеко за два года и чувство опасности, вполне уместное в воюющей стране, притупилось и ушло куда-то на задний план. Колонны сороковой армии потянулись в сторону Кушки и Термеза. На лицах офицеров афганской правительственной армии, до последнего момента не веривших, что вывод советских войск вообще когда-либо возможен, появилась растерянность. Еще вчера жизнерадостные, полные сил и энергии люди становились замкнутыми, вспыльчивыми, раздражительными. В отношениях между советскими военными советниками и их афганскими подопечными появился холодок. Решение о выводе сороковой армии вызвало настоящий шок у лидеров муджахедов, поддержавших политику национального примирения и заявивших о своей лояльности правительству Наджибуллы.

Срок двухлетней командировки давно истек, а замены все не было. С одобрения командира, я решил слетать на пару дней из Герата в Кабул, чтобы хоть как-то прояснить обстановку. Всех тяготила сложившаяся неопределенность. Будут ли продолжать военные советники работать в афганской армии после вывода сороковой армии, кто и как будет обеспечивать их безопасность, как будут решаться вопросы жизнеобеспечения, а также масса других вопросов, которые можно было попытаться выяснить при личной встрече с `кабульскими` друзьями, ждали своего ответа.

Двухдневный визит в Кабул так ничего и не прояснил. Ясность и определенность появились только в одном вопросе - замены больше не будет. Всем, включая прослужившим в Афганистане более двух лет, необходимо оставаться на своих местах до особого распоряжения. Оказалось, что большинство моих друзей, работавших в Кабуле, уже давно покинули страну, вернувшись в мирные советские города. Кабульский микрорайон, основную часть жителей которого составляли советские советники, заметно опустел. Освободившиеся квартиры, без особой радости и энтузиазма, занимали афганские семьи. С тяжелым сердцем я возвращался в Герат, ставший за полтора года почти родным. Перспектива оставаться в Афганистане еще на неопределенное время не радовала и не вдохновляла. На аэродроме выяснилось, что в ближайшие несколько дней на Герат не ожидается ни одного `борта`. Заставлять кого-либо волноваться из-за моего отсутствия очень не хотелось, и я решил лететь подвернувшимся афганским военно-транспортным самолетом до Шинданта, откуда в Герат часто летали `вертушки` и почти ежедневно шли колонны.

Знание языка и местных традиций, афганская военная форма и явно не афганская внешность, помогали, не смотря на полное отсутствие каких-либо документов, достаточно легко, без лишних формальностей, решать любые вопросы, связанные с перемещениями по стране. Афганские летчики, командиры, охотно брали попутчиков - советников, переводчиков, простых офицеров сороковой армии. Часто попадались знакомые лица - афганские офицеры, с которыми приходилось сталкиваться во время их учебы у нас в стране. Годы учебы в Советском Союзе афганцы всегда вспоминали, как самый счастливый период своей жизни. Краснодар, Фрунзе, провинциальный Солнечногорск, не говоря уже о Москве и Ленинграде, афганцы, которым посчастливилось поучиться в этих и других городах, вспоминали с неподдельным восхищением.
 1  2  3 
  • Подсвечник
  • Афганские встречи
  • С него начинался Российский Генштаб
  • Афганские власти освободили американского телеоператора
  • Силы НАТО успешно завершили военную операцию в Афганистане
  • В Афганистане убит один из захваченных талибами солдат
  • Калашнев Филипп Васильевич, Дагестан
  • Агриков Роман Петрович, Ульяновск
  • Воронцов Герман Федорович, Владимир


  •